Украинские гастарбайтеры на заработках в России. 5 реальных историй

Не первое десятилетие работа в Российской Федерации привлекает миллионы (!) жителей ближайшего зарубежья. На заработки в Россию (как на временную, так и на постоянную работу) съезжаются граждане практически всех стран бывшего СНГ. Не являются исключением и украинцы – они, кстати, составляют наибольшую часть всех гастарбайтеров, трудящихся в России. В большинстве своем – это жители юго-восточной части страны, в меньшей степени – Центральной и Западной Украины. Как им живется, почему они приняли решение поехать работать (а многие — и жить) в Россию, в интервью журналу IQR рассказали сами украинские трудовые мигранты.

Как поехать на заработки

Сергей, 36 лет, Ростов-на-Дону:

«Я – уроженец Луганска. В первой половине девяностых как раз окончил школу. После получения аттестата (отучился в ПТУ на маляра) около двух месяцев перебивался случайными заработками. Ну а потом один из сокурсников (с которым учился в ПТУ) предложил съездить с ним в Ростов. Он уже был там летом и вернулся домой навестить родителей.

Я согласился. Жил с родителями, не слишком богато, о своей семье даже не задумывался, а однокурсник пообещал достаточно неплохие по тем временам деньги: для начала – 800-900 рублей (правда, работать надо было с одним выходным в неделю). Сам он к тому времени получал чуть больше 1000. На начало 98 года (еще до кризиса) это были неплохие деньги даже для граждан РФ. У нас по тогдашнему курсу это было около 250-300 гривен, тогда как зарплаты в Луганске в то время были около 80-100 (и это у тех, кому еще вообще повезло иметь работу).

Через две недели, почти сразу после Нового Года (наступил 1998) поехали. Жилье работникам предоставлялось – небольшие вагончики на окраине, которые отапливались дровяными печками. Туалет – на улице, душа не было, приходилось тратить деньги на баню.

На то время наша работа заключалась в покраске (и внутренней, и наружной) ангаров, которые затем переоборудовали под склады. Бывало, что приходилось работать часов по 10 в день. Всем необходимым – спецодеждой, средствами защиты – нас снабжали, да и с зарплатой, к счастью, обманов не было.

Так проработали до самого дефолта – тогда темпы работ приостановились, и половина рабочих разъехались кто куда. Мы с однокурсником остались — выбора у нас другого не было, да и тут уже привыкли.

В следующие несколько лет, когда всю страну (и Россию, и Украину) лихорадило в кризисе, работал там же. Сколько получал – сказать сложно: курс менялся очень быстро. Жили, конечно, впроголодь – в Ростов приезжали за деньгами, так что питались по минимуму.

Все стало выравниваться к началу нулевых: и работы стало больше, и зарплата – стабильнее. К 2003 году я получал около 6 тысяч рублей, к 2004 – 7-7,5 тысячи, к 2005 – 10. С ангарами, конечно, к тому времени все давно завершилось, и мы все с тем же однокурсником собрали свою бригаду. Он переквалифицировался в плиточника, а я так и остался маляром. Взяли еще одного маляра, тоже из Луганска, и одного подсобного рабочего (сын этого самого маляра).

Заниматься стали отделкой квартир – в конце девяностых и начале нулевых это внезапно стало очень актуальным: многие «братки» и «коммерсы» обзаводились жильем, которое нужно было сделать обязательно круче, чем у других.

В 2005 году я познакомился с местной девушкой, через пару лет мы поженились и живем у нее. Маляром продолжал работать до 2010 года, после чего по состоянию здоровья (все-таки почти 15 лет дышать краской по 10 часов в день не очень-то полезно) перешел в одну из отделочных бригад мастером, где и тружусь до сих пор. Зарплата зависит от заказов, заказов из-за кризиса стало мало, но я не жалуюсь».

Валентина, 65 лет, Московская область:

«Я родом из Луганской области. С зарплатами у нас было плохо еще до Майдана. А после Майдана на Украине вообще иметь работу считается за счастье. Сейчас я тяну всю семью, а я уже не девочка. Но давайте сначала что ли.

Через знакомых предложили лет 7 или 8 назад хороший вариант — ухаживать за лежачей больной бабушкой. У бабушки — болезнь Альцгеймера. Точнее, она тогда еще не лежала, это сейчас только лежит. А тогда за ней глаз да глаз был нужен! То газ откроет, то ночью, простите, описается. Я уж не буду говорить, что она еще делала, старый больной человек все-таки.

Работа очень тяжелая, без выходных, без отдыха. Накорми, переодень, лекарства выдай, посуду помой, развлеки ее, успокой. Отдыхала я поначалу, только когда она спала. Это с одной стороны. С другой стороны — изнываешь от однообразия. Даже выйти за продуктами нельзя самой, мне их дети ее привозят раз в неделю. Все время с больным человеком — это давит на психику очень.

Работаем мы по очереди со сменщицей по 2 месяца — приезжаем и уезжаем. И так уже 7 лет. Платили сначала в долларах — 600. Потом понемногу поднимали. А когда рубль рухнул, сын ее сказал мне, мол, ты извини, Валентина, но я не миллионер, будешь в рублях получать. С тех пор получаю 28 тысяч, и тому рада несказанно.

У меня сын, дочь, невестка, внуки, и все — на мне. Нет работы у нас, все перебиваются случайными заработками. Сын пробовал тоже на заработки в Россию поехать, но его обманули, не дали зарплату. У остальных членов семьи заработки случайные и непостоянные. Так что мне остается молиться за здоровье бабушки, она уже лежит года 3 и почти не говорит, но всю мою семью кормит в эти трудные времена. Мне с каждым годом все тяжелее выполнять эту работу, за мной самой скоро ухаживать надо будет, но больше тянуть семью некому.

Зарплата уходит сразу. Я приехала домой на Украину, закупила продуктов на месяц вперед, раздала долги за всех, посмотрела в кошелек, а там пусто уже! С транспортом тоже проблема последний год.

А однажды, несколько ездок назад, я должна была сесть на автобус домой в Луганск, с гостинцами, с зарплатой, с хорошим настроением. А его отменили. Я долго другой способ доехать искала. А потом сообщили, что автовокзал разбомбили — и как раз в то время как я должна была доехать — представляете?».

Дмитрий, 33 года, Сочи:

«Родился, вырос и выучился я в Харькове. По специальности – повар-кондитер (три года отучился в техникуме и готовить научился достаточно хорошо). Как и миллионы других жителей бывшего Союза, в «девяностые» был безработным. Поискав безуспешно работу, решил поехать в Сочи – несколько лет назад туда уехал мой дальний родственник.

Созвонились, договорились: он встретил меня на вокзале, куда я приехал через неделю с небольшим запасом денег и одной маленькой сумкой (к счастью, была весна в разгаре, и не нужно было брать много теплых вещей). Сам он работал тогда отделочником, но для меня смог найти место только подсобника. Шел 2000 год, в первый месяц я получил 1500 рублей.

На стройке работал все лето и первую половину осени. Набрался опыта, физически окреп, денег скопил (немного, правда) и поехал домой – отдыхать. На отложенные средства жил в Харькове (с родителями) всю зиму, примерно до апреля 2001, после чего поехал обратно.

В ту же бригаду меня взяли сразу – мастеру мое трудолюбие понравилось, и он замолвил пару слов начальнику. Оклад вырос ощутимо – за первый месяц (май 2001) я получил 2700, за следующий – 3000. За август – уже 3200. Примерно получал среднестатистическую зарплату по России, правда, работать приходилось иногда и вообще без выходных, иногда – с одним выходным в неделю.

В строительной сфере продолжал трудиться где-то до 2005-2006 года. Потом один из начальников (его сын работал бригадиром на этой же стройке, где и я, и мы с ним неплохо сдружились) предложил сменить место работы, зная, что я по специальности повар – он открывал шашлычную на побережье. Начальный оклад был где-то на 10-15% ниже, чем моя зарплата на стройке, но нужно было не раствор мешать и не кирпичи таскать, так что через пару дней я согласился. С тех пор там и работаю – в сезон работы хватает, и мне дают в помощники двух парней. В межсезонье обычно работаю либо сам, либо с одним из помощников. По деньгам сейчас выходит около 30-33 тысяч рублей – не слишком много, но жильем меня обеспечивают и питаюсь там же, где и работаю, так что затрат – по минимуму».

Алексей, 22 года, Москва:

«Посчастливилось родиться в Донецке. Доучиться в институте не успел один год – началась гражданская война, и в самом ее начале я с родителями переехал в Брянскую область, в небольшую деревню – к бабушке.

Работы там никакой, да и в самом Брянске – положение тоже не самое лучшее. К счастью, несколько моих знакомых за пару лет до этого решили попытать удачу и переехать в Москву. Как и тысячи других гастарбайтеров – подались в строительство. В основном работали на подхвате, разнорабочими – то принеси, это подай, там подержи. Вначале получали 25 тысяч (в 2012 году) плюс проживание и питание (плохое, но бесплатное), сейчас – до 35.

Списался с ними ВКонтакте, пообещали, что помогут. Жили они в каком-то бараке на окраине, километрах в 10 от МКАДа. Правда, все удобства были – и душевая кабина, и туалет, и кухня небольшая. Все это – на пять (со мной) человек.

Работать начал сразу на следующий день после приезда – как раз было лето, и стройка шла полным ходом. Строили коттеджи в Подмосковье – не слишком дорогие, но очень много. Некоторые работали вообще без выходных – это только поощрялось и дополнительно оплачивалось. Мне вначале было тяжело и непривычно – и условия жизни спартанские, и трудиться так много и в таком темпе не привык. Правда, ямы рыть и цемент мешать не заставляли, но все равно к концу дня все болело, и сил хватало только на то, чтобы поесть и искупаться. Платили, кстати, в первый месяц 20 тысяч – вроде как «стажировался».

Со второго – пошло попроще: я привык к работе, к местному «меню». Ставка выросла: за второй месяц получил уже 25, а с четвертого – по 30 (если работал с 1 выходным в неделю).

Почти все деньги, которые получал, я откладывал: родители остались у бабушки в деревне, и условия там далеко не самые лучшие. Возвращаться нам некуда, так что надо как-то обустраиваться на новом месте. Сейчас начал «учиться» на электрика: они получают раза в полтора выше и востребованы везде. Так что я и сам пару учебников читаю, и стараюсь помогать бригаде электриков по возможности в работе – чтобы опыта набраться».

Сергей, 32 года, Краснодар:

«Впервые на заработки в Россию я поехал в 2007 году – предприятие, на котором я работал (в Киеве), испытывало не лучшие времена, и я попал под сокращение. Краснодар выбрал, поскольку тут живут и работают мои знакомые, причем уже не первый год. Звали, кстати, и раньше, но тогда я сам не хотел, а в тот момент приглашение пришлось как раз кстати.

По специальности я слесарь, так что с тяжелой работой знаком и опыт неплохой имею. Подался в строительство – на производственных предприятиях с документами строже, да и жильем не обеспечивают. Тут же я получил койко-место в общежитии и ставку в 14 тысяч (на 2007 год). Первые 2 месяца работал разнорабочим – и плитку клал, и потолки натяжные ставил, и занимался остеклением балконов. Потом попал в очень хорошую бригаду, которая занималась вентиляционными системами. С ними проработал 3 месяца – до конца 2007 года, после чего до февраля уехал домой.

Вернувшись, узнал, что у нас сменилось начальство. Новый прораб два месяца тянул с зарплатой, после чего куда-то пропал, присвоив деньги для бригады из 10 человек. Мы же остались ни с чем – начальник только руками развел и сказал, что зарплату он выдал прорабу, а он должен был распределить ее между нами. Правда, потом вошел в положение и выделил небольшую сумму – только чтоб не разбежались и на еду впритык хватило.

Делать, впрочем, было нечего – так что продолжали работать. Никакой компенсации за обман никто так и не получил, хотя зарплату нам стали постепенно поднимать. К лету 2008 я получал около 20 тысяч с бесплатным проживанием – что вполне неплохо. Да и работа была не слишком сложной, а самое главное – была стабильной.

Условия для проживания были, конечно, не идеальные. В лесополосе, возле небольшой проселочной дороги, стояло несколько бараков – по-другому не назовешь. Правда, построены недавно и качественно – и теплые, и сухие. Внутри – все предельно просто: несколько комнат где-то на 15 квадратов для 5-6 человек. На 1 барак – одна кухня и 2 санузла. Для экономии на еду скидывались всей комнатой и закупали на оптовой базе еды сразу на 2 недели – так получалось тратить минимум, и не голодать.

С той работы ушел в 2011 – оформил патент и устроился в нормальную фирму, которая занималась продажей и монтажом вентиляционных систем. На отложенные средства снял комнату в общежитии. Получать стал не намного больше – в 2011 выходило около 22-23 в месяц – зато работал нормированный день и с двумя выходными. Там же тружусь и по сей день, сейчас получаю около 30-40 тысяч, по-разному».

https://youtu.be/b8HZmF1FGJs


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *