Как я работал на заводе. Репортаж

Журнал о личных финансах IQ Review продолжает рубрику «Репортаж», в которой наши корреспонденты делятся собственными впечатлениями от различного опыта трудовой деятельности. В этот раз наш корреспондент Денис расскажет, как он работал на заводе. Данный отзыв будет особенно интересен жителям мегаполисов и «белым воротничкам», которые никогда не видели завода вблизи и не представляют, что творится за воротами заводской проходной.

Как я пошел работать на завод

заводская труба

Я живу в Восточной Украине. До 2011 года я и подумать не мог, что мне придется работать на заводе. Почему-то сложился стереотип (не только у меня), что завод – это не самое лучшее место, с маленькой зарплатой и нулевыми перспективами. Однако так получилось, что мне довелось отработать там около 3 лет – не слишком много, конечно, но достаточно, чтобы полностью изменить свое мнение.

С предприятия я ушел в середине 2014 года, когда завод полностью остановился из-за кризиса на Украине (для производства нужны были сотни тысяч кубометров газа в час и огромное количество электроэнергии). Предприятие стоит и до сих пор, из-за чего оттуда уже ушли примерно половина работников (осталось около 4-5 тысяч из 9-10). Оставшиеся получают минимальные оклады (в 1500-2000 грн в месяц).

Подробнее: Реальные зарплаты на Украине сегодня.

С чего все начиналось для меня

В 2010 году поступил в местное ПТУ: туда можно было вообще не ходить и при этом получать стипендию. Не то чтобы мне не хватало денег – я пошел туда, скорее, за компанию (поступали двое знакомых). Ну и чтоб «корочку» лишнюю иметь – может пригодиться.

По завершении учебы, ПТУ трудоустраивает выпускников на местное предприятие – крупный химический завод, на котором работали около 10 тысяч человек (в то время). Конечно, когда я подавал документы, об этом даже не думал, и после получения диплома сразу забросил его куда-то в стол.

Материал в тему: Нужно ли получать образование ради диплома?

Однако буквально через пару дней мне позвонила куратор и сказала, что для трудоустройства не хватает желающих (кажется, у ПТУ был определенный план – «поставлять» какое-то количество выпускников на работу), и предложила мне подать документы в отдел кадров (на добровольной основе, конечно, силой никто никого на завод не гнал). Официально трудоустроен я тогда не был, большинство друзей-знакомых разъехались на учебы-работы. Решил узнать подробнее – все-таки забрать документы при желании можно в любой момент.

Первое знакомство с химическим заводом

Отдел кадров меня приятно удивил: я пришел туда впервые и ждал, что меня встретит здание довоенной постройки с полутемными комнатами и сидящими в них скучающими бабушками-пенсионерками. На деле же я увидел неплохо отделанный фасад, просторные светлые коридоры, новую мебель и огромное количество людей (в большинстве своем – до 35-40 лет).

Собеседование было скорее формальным – начальник ОК спросил об образовании (помимо ПТУ, на тот момент я заочно учился на 3 курсе факультета информационных технологий), опыте работы. Весь разговор занял буквально пару минут, после чего он выдал мне направление в один из цехов (вновь прибывших распределяли по отделениям, которые нуждались в новых работниках).

Что представляет собой работа на заводе

Работа на заводе

Вкратце о самом предприятии и первом посещении цеха

Как я уже говорил, завод, где я работал – крупное химическое предприятие, разделенное на цеха. В каждом из них производили различные виды продукции: калиевую и натриевую селитру, мочевину, винилацетат, аммиак. Кроме производственных объектов, на территории завода располагались и другие отделения: 2 или 3 ремонтных цеха, цех службы КИПиА (которая занимается поверкой и ремонтом контрольно-измерительной аппаратуры), цех электроснабжения (отвечающий за обслуживание и ремонт электроустановок по всей территории комбината), несколько – 3 или 4 – столовых. Имелись также своя больница и пожарная служба.

Раньше – до «перестройки» – работающих цехов было больше раза в 2: здесь же выпускали и клей, и чемоданы, и полиэтилен, и даже ракетное топливо. Сейчас, кстати, эти цеха стоят заброшенные, некоторые – полуразрушенные. Причем все это – посреди завода: мне приходилось идти до моего отделения мимо нескольких огромных зданий, с выбитыми окнами, на крышах которых росла трава.

заброшенный завод

Впечатления противоречивые — с одной стороны, все это смотрится удручающе: огромные производственные объекты, которые давали работу сотням, тысячам людей, просто брошены (из-за нерентабельности). С другой стороны, смотрелось все это монументально и захватывающе — огромные здания, в которых располагались компрессоры, создающие давление в линиях трубопроводов, соединяющих сотни резервуаров, емкостей, котлов, колонн. Кстати, первое, что я вспомнил, проходя мимо одного из таких цехов – это игру «Сталкер»: пейзаж просто идеально подходил под ее сюжет.

Мой же цех, как говорилось выше, выпускал винилацетат. Если по-простому – это прозрачная жидкость, имеющая характерный запах, которая используется в химической отрасли для получения других веществ. В частности, из него получают поливинилацетат и сополимеры, которые применяются в производстве клеев (в том числе ПВА), лакокрасочной продукции, а также для дальнейшей переработки.

После того как я добрался до самого цеха – а идти от проходной пришлось минут 15 – мне нужно было увидеться с его начальником. Его пришлось дожидаться – я пришел в цех рано утром, чуть позже 8, и в это время все руководство обязательно чем-то занято: раздает работу на день, принимает отчеты, подписывает документы, проводит утренние «пятиминутки».

Как устроиться работать на завод без опыта работы — собеседование

Начальником оказался мужчина лет 40-45, который, кстати, ходил в обычной спецовке и каске (я думал, что увижу его в пиджаке и туфлях). Вначале узнал об образовании и опыте, затем стал спрашивать о том, что я вообще знаю по химии. К счастью, накануне я подготовился: около получаса потратил на то, чтобы вспомнить самые основные знания по предмету (по совету одного знакомого, который тоже работает на этом заводе). Как оказалось – не зря. Ничего особо сложного начальник не спрашивал – задал какой-то вопрос о давлении, о том, из чего состоит воздух и про агрегатные состояния веществ. На первый вопрос я не смог ответить толком, на следующие – ответил более-менее внятно. Кстати, как потом оказалось, эти вопросы ничего и не значили: начальник просто хотел узнать, насколько сидящий перед ним человек вообще разбирается в предмете. Но даже если бы я не ответил ни на один вопрос, ничего бы не изменилось — некоторые работники имеют минимальный набор знаний по химии, даже при многолетнем опыте работы. Конечно, поощряется развитие, но не в принудительной форме.

Процесс приема на работу

После этого разговора меня направили на медосмотр – в заводскую больницу. Его, кстати, проводили достаточно серьезно, особенно ЛОР и окулист – с проблемами со зрением или слухом на такую работу не принимают (а вдруг я не разгляжу цифру на мониторе или капающую из щели в трубе жидкость?).

На следующий день после медосмотра меня направили к завхозу. От нее я получил форму – 2 летних комплекта спецовок (штаны и куртка, достаточно прочные), 1 зимний комплект (фуфайка и штаны), ботинки. Выдали и средства защиты: каску, очки, 3 пары перчаток (матерчатые рукавицы, обычные перчатки и кислотозащитные, беруши, с десяток одноразовых респираторов-«лепестков» и противогаз с сумкой.

противогаз

Стажировка на заводе

После этого где-то 3 месяца я потратил на стажировку: нужно было досконально выучить закрепленную стадию, нормы технологического режима, правила техники безопасности, управление станцией, порядок действий в случае аварийных ситуаций, принципы работы оборудования и его пуск и остановку…

Вначале мне показалось, что я не справлюсь – слишком уж много нужно было освоить, причем абсолютно все это было для меня незнакомым. Но в результате все получилось, правда, учиться пришлось достаточно усердно, а нормы технологического режима я повторял даже дома – чтобы запомнить все цифры и пределы. В конце стажировки сдал «экзамен» комиссии, в которую входил сам начальник цеха и его замы (всего было 5 человек).

Должность аппаратчика

заводской рабочий в каске

Чем занимается аппаратчик?

Задачей аппаратчиков является контроль над  технологическим режимом. Я сидел за специальной станцией управления, на монитор которой выводились данные о протекающем процессе: температура, давление, расход. Вместе со мной этим же занимались еще 6 человек: каждый из них контролировал определенную стадию. Технологический процесс достаточно сложный, и уследить за каждым показателем в одиночку просто нереально.

Любое отклонение – даже в пару градусов температуры – может привести к дальнейшим изменениям технологического процесса, что было недопустимо. В случае если параметры изменялись до неприемлемых, мы (аппаратчики) должны были принимать меры: настраивать поток среды, увеличивая или уменьшая ее расход. Делалось это либо с пульта управления, либо на месте – арматурой, которая располагалась на трубопроводах.

С каким оборудованием приходится работать

Мониторы и пульты не новые, но и не слишком старые – устанавливали оборудование в первой половине нулевых. На экранах показывались группы клапанов с показаниями их датчиков, а также графики, по которым аппаратчик отслеживал изменения параметров. На пульте имелся набор кнопок (как с буквами, так и с цифрами): с их помощью можно было переключаться между группами клапанов (которых было около десятка на каждой стадии), графиками и управлять ими, прикрывая или открывая клапаны дистанционно.

Все это располагалось в отдельной просторной комнате – ЦПУ (центральный пункт управления). Сюда к нам поступали данные с сотен датчиков, которые располагались на каждом трубопроводе, каждом аппарате. Пульты располагались полукругом – получалось, что всю смену мы сидели вшестером друг рядом с другом. Вдобавок в обязанности входили следующие задачи:

  • обход, который выполнялся минимум 2 раза в смену (перед приемом и перед сдачей смены);
  • контроль над состоянием оборудования на месте (отсутствие утечек, целостность теплоизоляции, наличие средств пожаротушения, целостность лестниц и перил и так далее), который осуществлялся при обходах; 
  • поддержание закрепленного участка – стадии – в чистоте и порядке;
  • сообщение о замеченных неполадках в работе оборудования (утечках, отсутствии маховиков на арматуре, отклонениях в показаниях датчиков и так далее);
  • заполнение ежесменного отчета с указанием технологических параметров в указанные часы (в 12 и 18 часов) и произведенных действий (если выполнялись).

Структура рабочей смены

Кроме «рядовых» аппаратчиков, которые постоянно сидели за станциями управления, в смене были еще 1-2 человека (тоже аппаратчики) свободных, которые обычно знали сразу несколько стадий. Они подменяли других, когда им нужно было выйти – в туалет, поесть, на улицу (для обхода) или же просто отвлечься – все-таки часами сидеть у монитора тяжеловато. Кроме них в каждой смене были также старший аппаратчик (который знал все стадии процесса и имел достаточный опыт работы) и мастер смены, который сидел за отдельно стоящей станцией.

Таким образом, в течение всей смены на ЦПУ нас было по 9-10 человек. Производство – непрерывное, так что и смены у нас были дневные (с 8 до 20) и ночные (с 20 до 8) вне зависимости от  выходных и праздников.

Помимо технологического персонала (аппаратчиков), в каждой смене работали и другие люди: дежурные слесари (2-3 человека), 1 дежурный электрик, 1 дежурный слесарь КИПиА и 1 лаборантка.

Технологический режим на заводе — основа бесперебойной работы

химический завод

Если по технологическому режиму все было в порядке, мы могли отвлекаться (не отходя от станции — никто не заставлял сидеть всю смену, неотрывно глядя в монитор). Обычно работа проходила следующим образом: мы «перенимали эстафету» у предыдущей смены и первые полчаса тратили на просмотр графиков, изучение текущих показаний датчиков, чтение отчетов и «пятиминутку», на которой докладывали о состоянии стадии мастеру. Если не было запланировано никаких работ, и все было в порядке по режиму – мы либо общались, либо же утыкались в смартфоны. Ближе к 10 и к 2-3 часам (утра или ночи) народ по очереди выходил есть – для приема пищи была отдельная комната рядом с ЦПУ, в которой был холодильник, кулер с водой и микроволновка. Рядом – санузел.

По очереди выходили и на улицу: на каждой стадии имелись определенные процессы, которые контролировались только на месте. Да и обход регулярный тоже требовался – поленишься, не сходишь лишний раз – и сменщик уже отказывается принимать смену из-за натекшей лужи воды или из-за намерзшей сосульки на трубе. Так что на улицу выходили все, где-то по 2 раза за смену.

Ближе к концу рабочего дня (или ночи) заполняли отчеты. Где-то за полчаса до пересменки приходили аппаратчики из следующей смены. Выполнив свой обход, они приходили на ЦПУ, чтобы перед приемом смены изучить отчет, узнать о том, что делалось на стадии, все ли было в порядке, ничего ли не нарушалось, не ломалось. Тут приходилось быть предельно внимательным: забудешь спросить о какой-то проблеме и примешь смену с отклонением – придется самому его устранять и отвечать за него.

Кстати, об отклонениях: если технологический режим шел не так, как нужно – требовалось максимально быстро устранить проблему. Возросшая выше нормы на одной стадии температура (пусть даже на 0.5 градуса) могла «откликнуться» ростом давления на другой, и так далее – по цепочке.

Так что за параметрами следили внимательно. Обычно выглядело это так: ты устраиваешь свой смартфон возле монитора и смотришь фильм (или читаешь книгу), раз в пару минут бросая взгляд на показания датчиков.

Зарплата и карьерные перспективы заводского рабочего

При поступлении на стажировку, на руки я получал около 2800-3000 грн в месяц (по курсу 2011 года – около 12 тысяч рублей). После сдачи производственного минимума сумма выросла до 4500 грн (18 тысяч рублей). Цифра могла меняться – в зависимости от общего количества смен в месяц, от количества ночных и выходных смен и смен, выпадавших на праздники, от количества стадий, которые знает аппаратчик. За участие в различных соревнованиях (регулярно на предприятии проводились как спортивные, так и научные конкурсы и чемпионаты) могли накинуть сверху еще около 200-300 грн, а в случае победы – 500-600.

Карьерный рост на заводе

Старшие аппаратчики и мастера смен получали, конечно, больше – по 7-8 и 9-10 тысяч в среднем. Карьерный рост до определенных пределов зависел только от самого человека: можно было выучить и сдать еще одну стадию, затем – еще одну, и так далее. Если аппаратчик осваивал 3 стадии (включая свою), ему полагалась прибавка еще в 1000 грн – так что многие изучали дополнительные обязанности уже только ради этого. Ну и вдобавок, те, кто знал несколько стадий, могли стать старшими аппаратчиками, а затем – и мастерами. Для этого, впрочем, нужен был еще и реальный опыт работы на каждом рабочем месте.

Впечатления о коллективе

Повторюсь, в каждой смене (всего, кстати, смен было 4) работали по 9-10 аппаратчиков, которые на протяжении 12 часов находились в одном помещении. Вместе работали, ели, купались, шли на проходную и по домам. Тут уже хочешь не хочешь – а придется узнать каждого, и узнать очень хорошо. С остальным сменным персоналом – слесарями, электриком, киповцем и лаборанткой – мы общались, но реже – на ЦПУ они заходили ненадолго.

Кто работает на заводах сегодня

В моей смене было 4 человека до 25 лет, еще 2 – до 30, остальным – лет по 35-40. Самому «взрослому» было 43 (на 2011). В остальных сменах соотношение было примерно такое же: половина смены – молодежь, знающая по 1-2 рабочих места и работающая 1-3 года, остальные – народ взрослее и с реальным опытом (все-таки даже 1 год работы не позволяет досконально изучить хотя бы одну стадию).

Поскольку всем нам приходилось много времени проводить в одном обществе – особых конфликтов не было, по крайней мере, в открытую. Да, были те, кто слишком хорошо относился к конкретным людям, но это никак не демонстрировалось. Во-первых, от этого портилась атмосфера в коллективе, что реально мешало работать. Во-вторых, в ночные смены, где-то с 3 до 6 утра, очень сложно быть внимательным и сосредоточенным. Если общаешься с остальными – бороться со сном куда проще, чем сидеть, уткнувшись в смартфон. Так что в коллективе всеми силами все старались избегать любых конфликтов.

Заводской «тимбилдинг»

Регулярно проводились различные совместные мероприятия – мы вместе (включая мастера и старших аппаратчиков) праздновали дни рождения, другие праздники, выезжали на природу, играли в футбол, пейнтбол. Собирались обычно либо в одном из не слишком дорогих заведений, либо же шли в гости – один из нас не имел семьи, но зато имел достаточно большой дом.

Никого не смущала разница в возрасте в 10-20 лет. Конечно, мы, молодежь, относились к старшим уважительно, называли по имени-отчеству и соблюдали определенные рамки приличия. Была даже своего рода «дедовщина» – нас отправляли на уборку территории и на обходы. Впрочем, это делалось не столько из-за того, что мы моложе, сколько из-за того, что оставлять на ЦПУ менее опытных работников без надзора – попросту опасно.

Несколько раз конфликты случались вне работы. Посиделки обычно сопровождались распитием спиртных напитков, и в таких ситуациях народ переставал следить за тем, что говорит. Чуть ли не каждое второе мероприятие заканчивалось словесной перепалкой. На моей памяти (за 3 года работы) 2 раза это доходило до драки.

Читайте также: Как я работал на стройке.

Примерно так же обстояло дело и в других сменах. Кстати, с ними у нас тоже складывались достаточно хорошие отношения: нам приходилось общаться на пересменке, и многие дружили между собой. Минимум по 3-4 раза в год организовывались крупные сборы, на которые приходили все, кто не был в то время на смене. Подтягивалось и начальство, которое также поддерживало дружеские отношения с «рабочим классом». В целом, можно сказать, что коллектив у нас был отличный, достаточно дружный и приветливый.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *